Вы просматриваете: Главная > Здоровье нации > «Чужая» война и сегодня не отпускает

«Чужая» война и сегодня не отпускает

«Чужая» вайна і сёння не адпускаеМихаилу Мандрыку, жителю г. п. Богушевск, в октябре 1985 года исполнилось восемнадцать лет, а в ноябре того же года он ступил на землю Афганистана.

Его память — его боль
Солдаты с боевыми наградами на груди встречали молодых бойцов, которые пришли на смену им. «Настроение, которое охватило нас в ту минуту, невозможно описать словами, — вспоминает Михаил Иванович. — Пока летели наслушались историй про Афган. Поэтому, глядя на самолет, который поднимался в небо с дэмбелямі и нес домов, на глазах наворачивались слезы. Зависть, что они скоро обнимут родных, и тревожное волнение за собственную судьбу на незнакомой земле наполняли сердце».
Служил Михаил Иванович в мотострелковой бригаде в г..Джелалабад. Это был главный населенный пункт афганской провинции Нангархар на границе с Пакистаном. В то время, когда в других местах снег засыпал горные перевалы и приостанавливалось доставка «духом» оружия из Пакистана, враги концентрировали свои силы именно здесь, где и велись ожесточенные боевые действия. Джелалабад и расположен недалеко Асадабад солдаты между собой называли военным адом.
На войне пришлось и воевать, и учиться одновременно, ведь за плечами тогда еще совсем юного Миши, которого вместе с другими малодзенькімі солдатиками бросили в «горячую точку», были только трехмесячные курсы в учебке. Что они могли? Да практически ничего, ребята не знали даже самого элементарного — как вести бой.
Михаил был водителем. Перевозил секретную корреспонденцию. Откуда и которую и сегодня не рассказывает, ссылается на секретность. Ответственность за груз была большая. В случае опасности должен был устранить и себя, и машину.
Было непросто в чужой стране. «Здесь за каждым поворотом ждал враг. Мирные жители, которые днем улыбались и радушно приглашали тебя в дом, ночью брались за оружие», — рассказывает мой собеседник.
Однако первым врагом солдат была невыносимая жара в 60-70 градусов. Спасало вода, но она в фляжках плескалась не всегда. С незнакомой источника пить запрещалось, как и купаться в водоеме. Вода могла быть отравленной. Но юношам верить в это не хотелось. Искупаются, змочаць одежда и пойдут дальше. И хорошо, если все обходилось.

Не забыть, не стереть
«Служба в Афганистане, несмотря на трудности, через которые пришлось пройти там, занимает особое место в моей судьбе. Война научила многому, — признается Михаил Мандрик. — Я повзрослел, стал понимать людей. И что самое главное — научился по-настоящему ценить жизнь, дружбу».
Каждая встреча с врагом — веха в памяти Михаила Ивановича, которую не забыть, не стереть. Он хорошо помнит случай, когда по своей неосторожности пострадал молодой боец. Во время движения колонны по горной дороге машина, что шла впереди, взорвалась. Узрыўная волна, пракаціўшаяся в радиусе пяти метров, задело солдата, который ехал на бронетранспортере. Парень потерял зрение, был комиссован.
Война войной, однако были и приятные моменты в афганском жизни Михаила Ивановича: минуты, когда солдатам разрешалось пофотографироваться. Своего фотоаппарата ни у кого не было, поэтому пользовались тем, который давали офицеры. «Фотографии, присланные родным, успокаивали их, — говорит Михаил Мандрик. — Свидетельствовали, что с нами все хорошо».
Первые полгода в письмах к матери он писал, что службу проходит в Германии. Боялся, не выдержит сердце родного человека правды. Даже сестры и отец, которые знали все, но молчали.
Письма из Афганистана и сегодня мать бережно хранит с военным фотоальбомом сына. Как большая реликвия в шкафу висит пиджак с наградами, где рядом с юбилейными сияет медаль «За боевые заслуги», по праву получена. Если «духи» взорвали казарму, где находились солдаты, Михаил Иванович вместе с командиром отделения спасал раненых. Шестерых ребят под пулями он на машине доставил в больницу.
За что воевал, Михаил Иванович и сегодня точно не может сказать: «Выполнял интернациональный долг, помогал афганскому народу. Мы защищали их от империалистической агрессии. Смысл этих слов тогда мы не понимали. О войне никто не говорил, даже когда были в учебке в Бресте. Перед посадкой в самолет, который летел в Джелалабад, о дурном не думалось. Мы — в армии, мы — служим…»

Алла ЯКОВЛЕВА.
На снимке: Михаил Мандрик.

Обсуждение закрыто.