Вы просматриваете: Главная > Здоровье нации > У каждого своя война

У каждого своя война

У кожнага свая вайнаКазалось бы, что героического в том, что во времена Великой Отечественной войны женщины мыли одежду солдат ? Однако за этим занятием стояла не только тяжелая физическая работа…

Мыли и иногда плакали, — вспоминает Зинаида Мандрик, жительница городского поселка Богушевск. — Плакали от увиденной окровавленной белья. Пераглянемся между собой молча, опустим глаза…
Война и сегодня снится ей ночами. «Не отпускает, — говорит Зинаида Гавриловна, поглаживая свои морщинистые руки. — Дает о себе знать».
За плечами было семь классов, когда началась война. Девушка с друзьями помогала копать противотанковые рвы, укрепляли оборонительные сооружения на подступах к родной деревни Мельгаўшчына, что в Гдоўскім районе Ленинградской (ныне Псковской) области. Когда линия фронта подошла, односельчан эвакуировали и разместили недалеко от военной летной части. Заготовка дров на нужды армии, вытаскивание бревен, что сплавлялись по реке Плюса, — тяжелая работа наложила свой отпечаток на здоровье Зинаиды Гавриловны.
Неизвестно, что было бы с молоденькой Зінай, если бы в 1942-м не попала в летную часть работать прачкой. Двигаясь за войсками, прошла Беларусь, Финляндию, Эстонию, Германию, где и встретила победу.
Их было шестеро девушек. Стирали белье для солдат каждый день. Ее было много. Не десять, пятнадцать пар, а в разы больше. «Одежда привезут, а оно грязное, потертое, — вспоминает Зинаида Гавриловна. — И что самое страшное — вашывае».
Порошка тогда не было. Выручало мыло. Это уже после заключения договора о перемирии СССР с Финляндией в сентябре 1944 года — финны начали поставлять чаще в Советский Союз порошок.
Сначала одежду замачивали в воде на сутки. Потом кипятили его в огромных железных баках, куда бросали мелко пакрышанае мыло. Специальный барабан, установленный в бак, по несколько часов крутили солдаты. После прачкі руками перамывалі каждую вещь, пересматривали, или остались насекомые, полоскали.
Сушили на улице. В пасмурную и дождливую погоду — в специально построенном для этого помещении. Девушки и ночью не спали, по очереди дежурили, шевелили одежду, чтобы быстрее сохла.
Форму камандзірскага состава мыли отдельно. Гладили.
Среди будничной работе почти ежедневно поступали известия о смерти военнослужащих. Не вернулся с задания, бесследно исчез, смертельно ранен — трагическую информацию девушки воспринимали особенно болезненно. Долго не могли заснуть…
— Летчики нас всерьез не воспринимали. Прачкі — этим все сказано. Мы даже в столовой с ними за одним столом не сидели. Паводдаль… — вспоминает Зинаида Гавриловна. — А когда нам выдали небольшие индивидуальные термосы для еды (они были похожи на женские сумочки), ребята смеялись с нас: «Мы думали вы с рыдыкюлем, а вы с каструляй».
Здесь же, в летной части, Зина познакомилась со своим будущим мужем Петром, который работал заведующим хозяйственной части. На молодого, красивого парня просто невозможно было не обратить внимания.
Когда прогремели последние залпы войны, они приехали в Ленинград, расписались. Долго не могли определиться, где остаться жить. Зинаиде Гаўрылаўне хотелось остаться в городе, Петра Архіпавіча тянуло на Сенненшчыну, в родные Застенки. В скором времени они перебрались в Беларусь.
В первые послевоенные годы жилось очень сложно. Муж работал, где придется. Зинаида Гавриловна, у которой на руках был маленький ребенок, также зарабатывала деньги. Помогала швейная машинка, которую привезла из Германии: выменяла на продукты у советского солдата, когда возвращались на родину. Зинаида Гавриловна шило сельчанам одежда, за что те рассчитывались продуктами питания.
За годы жизни с мужем воспитали троих детей, дали им надлежащую образование. Прошло более десяти лет как Петра Архіпавіча нет. Но Зинаида Гавриловна не чувствует себя одинокой: рядом дети, приезжают внуки — их у бабушки девять. Богата она и на правнуков. И пусть семья не так часто собирается вместе в родительском доме, однако про Зинаиду Гаўрылаўну родные не забывают. Часто звонят о здоровье спросить или просто услышать голос родного человека.

Алла ЯКОВЛЕВА.
Фото автора.

Обсуждение закрыто.